bulyukina_e (bulyukina_e) wrote,
bulyukina_e
bulyukina_e

Categories:

"Интересное время..."

Понравилось начало рассказа, правда, предисловие я убрала, если интересно, почитайте у автора.
Оригинал взят у doublelit2012 в "Интересное время..."




Часть первая
«Темное прошлое»

«Подразделениями Департамента полиции и погранохраны МВД Эстонской Республики и Пограничных войск КГБ СССР проведена совместная акция по захвату террористической группы, пытающейся незаконно проникнуть на территорию Европейского Союза. В ходе операции было изъято значительное количество единиц ручного огнестрельного оружия, а так-же экстремистская литература исламистского толка. Кроме того, во время завязавшейся перестрелки был уничтожен полевой командир группы Файзулло Атаджанбеков, уроженец Таджикской ССР. Среди пограничников обеих сторон потерь нет. Полицейские (Эстония) и военнослужащие (Советский Союз) представлены к государственным наградам. Верховный Совет СССР и Европарламент сделали по этому поводу официальные заявления, из которых следует, что взаимодействие дает положительные результаты и будет продолжаться в дальнейшем…»
Мормон отложил газету и поверх очков посмотрел в иллюминатор.
– Скоро приземляемся? – спросил он.
– Через пятнадцать минут, – коротко ответил сидящий напротив мужчина в серой форме полевого кроя.
– Отлично, Полковник. Будет неприлично, если мы опоздаем. В конце концов, это ведь нас пригласили.
– Безусловно, – сказал Полковник и перевел взгляд на потолок. Шум двигателей вызвал из памяти далекие воспоминания, когда он, только вышедший из стен РВВДКУ лейтенант, получил свой первый приказ – Афганистан…
– Полковник, о чем вы задумались? – Мормон внимательно следил за своим спутником.
– Забавная штука – память, – ответил Полковник и попытался взглянуть Мормону в глаза. Однако взгляд наткнулся лишь на затемненные стекла очков, скрывавшие «зеркала души». – Не так ли?
Ничего не ответив, Мормон еле заметно ухмыльнулся, поглаживая кончиком пальца газетный уголок. Полковник тоже молчал. В данный момент его мысли крутились вокруг встречи, которая должна вскоре произойти. Честно говоря, как на них вышел Союз, остается загадкой, но плата, обещанная ими, довольно-таки щедра. Такого не было ни от США, ни от Китая, ни от наркокартелей – да, приходилось работать и с ними, хотя, будь его воля, он бы лично пострелял этих нуворишей, возомнивших себя хозяевами мира и вершителями судеб.
Из кабины пилота вышел капитан.
– Мистер Уайтгост, – обратился он к Мормону, – посадка в Хитроу будет через десять минут. Может быть, вызвать такси?
– Не стоит. Я полагаю, нас встретят.
«С оркестром, – мелькнуло в голове Полковника. – А то и хлебом-солью».
Капитан скрылся в проеме, ведущем в кабину. Полковник вынул из кармана портсигар и вопросительно глянул в сторону Мормона. Тот продолжал сидеть неподвижным изваянием, едва заметно кивнув. Щелкнула зажигалка, и сизая струйка дыма, рассыпаясь на тончайшие белесые нити, устремилась к неслышно вращающемуся вентилятору над головами мужчин.
– Свяжитесь с заказчиками, – произнес Мормон, – и передайте им, что мы скоро будем.
Полковник затянулся и поднял трубку, другой рукой набирая номер, полученный вместе с приглашением со вчерашней почтой. После нескольких коротких гудков раздался пронзи-тельный сигнал и хриплый голос, искаженный модулятором, ответил:
– Слушаю.
– Это «Пегас», спустя двадцать минут будем в аэропорту. Высылайте машину.
– Хорошо. Ждем. Транспорт уже на месте. – После этих слов Полковник повесил трубку. Посмотрев на тлеющий кончик сигареты, он сказал, ни к кому не обращаясь:
– А отношение к людям все такое же…
– И поэтому вы покинули СССР? – Мормон бесцеремонно прервал цепочку мыслей Пол-ковника.
– Это было до Манифеста Тихомирова, – кратко объяснил офицер.
Под крылом самолета протянулось полотно автострады. По обе стороны от нее зеленели поля, уходящие до самого горизонта, где прерывались частными кварталами окраины Лондона справа и руслом Темзы слева.
Салон заполнила тишина, нарушенная лишь однажды – шасси мягко коснулись посадочной полосы. Двигатели, мерно гудевшие весь полет, постепенно затихли, и самолет наконец замер.
Мормон сложил газету и спрятал ее за полу сюртука.
– Пойдемте, Сергей Николаевич, – сказал он, взявшись за ручку двери. – Все равно без вашей помощи мне там делать нечего…

В жизни каждого человека случаются неурядицы и потрясения, от которых пытаешься спрятаться, заглядывая в бутылку. Как будто там, на донышке, можно увидеть спасение, найти потерянный смысл жизни.
С тех пор как закончился контракт, Сергей Артемьев ушел из Корпуса Морской пехоты и вернулся домой. К ордену Красной Звезды и медали «За отвагу», полученным еще в Афгане, добавилось «Пурпурное сердце» за Персидский залив. Вот уже семь лет, как Сергей уехал из Союза, долгое время мотался по миру, а теперь жил здесь, в Штатах. Постоянной работы у не-го не было, поэтому он, опаленный войной ветеран, и просиживал сутками в баре, тратя заработанные собственной кровью деньги на спиртное. Поначалу от него даже шарахались, особенно после того, что Артемьев учудил на второе августа, но потом, с течением времени к нему привыкли и не обращали внимания.
В один из дней в бар зашли двое. Кроме строгих деловых костюмов, роста и холодного выражения лица они ничем не выделялись из общей массы, но среди посетителей таки пробе-жал недовольный шепоток, что и привлекло внимание бывшего военного.
«Гости» прошли в самый дальний угол бара и заняли круглый столик, обычно пустующий. Заказали фирменные блюда, но ни капли выпивки, что тоже странно – зачем еще в бар ходят. Судя по их виду, эти двое кого-то ждали.
Спустя двадцать минут пришел третий, в о-очень необычной и бросающейся в глаза одежде. Складывалось такое ощущение, будто этот персонаж сошел с экрана кинотеатра, где крутили вестерн – ни дать, ни взять мэр захолустного городишки Дикого Запада времен «золотой лихорадки». Да и внешность отличалась незаурядностью; вошедший был альбиносом. Потерев заросший щетиной подбородок, Сергей невольно скосил глаза в ту сторону.
Человек-альбинос уселся напротив тех двоих, занявших столик, и стал о чем-то вести с ними беседу. Что они обсуждали, не было слышно из-за голосов и негромко играющей музыки, но судя по выражению лиц тема была весьма серьезной.
– Слушай, а что это за парень в сюртуке? – Артемьев обратился к сидящему справа от не-го мужику, мусолившего пинту портера.
– Мормон. Они всегда так одеваются, – пояснил тот, отхлебнув еще глоток, – положено им так.
– А рядом с ним кто? – сощурился Сергей.
– Не знаю, меня это не сильно заботит, – переведя дух, выпивоха продолжил. – А тебе-то что?
– Пф-ф… дедушке интересно, – осклабился Артемьев.
Тем временем обстановка за столиком стала потихоньку накаляться. Один из собеседников мормона сжал кулаки и с чувством ударил по столу. Чуть не вскочив, злобной скороговоркой выпалил второй, придержав своего напарника за плечо. Альбинос же откинулся на спинку стула, сохраняя ледяное спокойствие, и скрестив руки на груди начал негромко втолковывать что-то, однако те двое его не слушали, продолжая распаляться и доказывать свою правоту.
Сергей уже с неприкрытым интересом пялился в сторону спорящей троицы. Про себя он давно решил: если что-то произойдет, то он непременно вмешается. Все к тому и шло.
Наконец первый, сжав зубы, полез правой рукой за пазуху. Мормон так и остался сидеть, только сунул руки в карманы брюк. Как бы невзначай матовым блеском сверкнула кобура из полированной кожи, из которой вызывающе торчала рукоять револьвера. Альбинос всем своим видом показывал, что он стреляный воробей и пугать его не следует. Сергей прищелкнул языком – похоже, намечается перестрелка.
В баре напряглись все. Даже музыка стихла, хотя это, возможно, только показалось. Бармен сурово протирал стаканы, косясь правым глазом на беспокойных клиентов. Кое-кто из посетителей медленно придвинулся к телефону. Артемьев вдруг явственно почувствовал, как колотится сердце, гоняя по жилам кровь, до предела накачанную адреналином. Вот чего он ждал! и единым махом высушив стакан, твердой поступью направился к спорщикам.
– Эй, приятель! – развязно обратился он к обнажившему оружие. – Тебе не кажется, что ты мешаешь культурному отдыху?
– Не лезь не в свое дело! – оборвал его второй.
Сергей хмыкнул…
Оглушительный треск – и на голову первого всем своим великолепием обрушился высокий табурет, так кстати подвернувшийся под руку. «Выноси, родимая!» – успел подумать Артемьев. Закатив глаза, несостоявшийся стрелок мешком рухнул на пол. Дубль раз. Его напарник выскочил из-за стола и в один прыжок оказался возле Сергея. Зря. Бросок через бедро был достоин учебников по армейскому рукопашному бою. Дубль два. Альбинос как сидел истуканом, так и остался сидеть, лишь удивленно вскинув бровь. «Неплохо… неплохо», – наконец сказал он, поднимаясь из-за столика и направляясь к выходу.
– А кто платить будет? – рядом с ним стоял бармен, держа железную биту.
– Они, – указал пальцем на лежащих на полу противников Артемьев. В его глазах блестел азарт и желание повторить «процедуру».
Бармен бросил взгляд в спину уходящего мормона и пробормотал: «Он тут частенько по-являлся с похожими на этих парнями. Мне кажется, что есть тут что-то незаконное». Сергей ободряюще похлопал хозяина заведения и с нарочитым акцентом выпалил:
– Рашен мафия.
Бармен удивленно посмотрел на него и… улыбнулся. «Ты, старик, лучше об этом знаешь», – сказал он и, посмотрев на начавших подавать признаки жизни «отабуреченных», вынул из кармана телефон. Сергей же бросил на стол мятую банкноту и тоже зашагал к выходу. С полицией видеться не хотелось. А кому хочется?..
Прошло две недели. О случае в баре потихоньку забылось, тем более бармен его прикрыл от всевидящего ока полиции.
Артемьев шагал по широкой аллее, начавшей погружаться в сумрак наступающего вечера. По бокам стояли скамеечки, напомнившие далекие годы юности, прогулки по парку на Первомай. «Как же это все далеко», – вздохнул Сергей, вспоминая те дни.
Он свернул, чуть не зацепившись курткой за указатель, на протоптанную тропку, которая вела к небольшому фонтанчику. Спустя метров десять он уселся на скамью, сунул сигарету в зубы и, закинув руки за голову, стал разглядывать темнеющее небо с загорающимися одна за одной звездами.
Сколько прошло времени он не знал, но поток его мыслей был бесцеремонно прерван грубым басом:
– Эй, мистер!
Сергей лениво посмотрел на носителя «вшивой культуры» и, ничего не сказав, снова поднял взгляд на небо.
– Есть разговор.
– Отвали. Чего цепляешься? Не видишь, отдыхаю я, – сказал Артемьев.
– Это важно, – из темноты выступил невысокого роста молодой человек. Из одежды на нем были олимпийка с накинутым на голову капюшоном и потертые джинсы. – Тебя поблагодарить хотят.
– И что с того?
– Да чего ты ломаешься как девочка! Никто тебя убивать не станет…
– Правильно, – усмехнулся Сергей. – Я сам несу смерть и разрушение.
– Остришь, приятель, – пробасил неизвестный, выступив на освещенный фонарем пятачок. Лица не было видно – одно черное пятно. А по комплекции он приближался к хорошему шифоньеру. – Пойдешь или нет? – устало осведомился он.
– Ну, пошли, – Сергей хлопнул ладонями по коленям и, поднявшись на ноги, добавил. – Черт с вами. Больно хоть не будет?
– Не будет, не будет, – молодой успокаивающе поднял кверху руки.
Они покинули аллею через восточные ворота, где их ждала машина. «Ого, так это же «Роллс-Ройс». Солидно», – присвистнул Артемьев, рассматривая поблескивающее в отсвете далеких фонарей авто.
Провожатый жестом остановил его, а сам подошел неспешным шагом к задней дверце машины. Опустилось стекло, и он что-то коротко проговорил, махнув в сторону Сергея рукой. Стекло поднялось, и «шифоньер» распахнул дверцу со словами: «Проходи, садись. Тебя ждут».
Пожав плечами, Артемьев быстро уселся в машину; под его пятой точкой нежно скрипнула кожа. Этот звук даже заставил его зажмуриться на мгновение от удовольствия.
– М-да. Хрен бы я так в Союзе посидел, – сказал он вслух по-русски.
– Разве? – Ответ тоже прозвучал на русском, практически без акцента.
– Кто здесь? – пошутил Сергей, выставив перед собой сложенную пистолетом кисть. – Выходи.
– Я и не прячусь. – Вспыхнул светильник, мягким светом осветив нутро салона. Артемьев обомлел, а рука безвольно опустилась на колено. «Тупая шутка», – подумал он, потупив взгляд.
Слева от него сидел давешний знакомый: тот самый мормон-альбинос, одетый во все тот же черный сюртук. Из кармашка на жилете свисала цепочка часов, похоже, золотая. Сергей скосил глаза, надеясь, что не увидит, но увидел – «кольт» тоже был на месте.
– Юмор, конечно, хорошо, – улыбнулся мормон. – Однако, он не везде к месту.
– Спасибо, – приложил руку к груди Сергей. – Я это уже понял.
– Это мне надо сказать «спасибо», а не вам. Вы же мне помогли. Тогда, в баре… – помедлив, альбинос прибавил. – А теперь моя очередь.
В руках, затянутых в лайковые перчатки, будто по мановению волшебной палочки, по-явился внушительной толщины конверт. «Берите, – протянул он. – Это моя благодарность». Немного ошарашенный подобным фокусом, Артемьев спрятал конверт во внутренний карман.
– А сейчас, полагаю, имеет смысл познакомиться.
– Зачем? – спросил Сергей.
– У меня к вам деловое предложение. А в деловой среде принято знать друг друга по имени.
Сергей только кивнул на это.
– То, что вы русский, я понял сразу. Уж очень необычный прием вы использовали в баре. Самбо, если я не ошибаюсь? Меня вы можете звать Мормон. А вы?
– Сергей Николаевич Артемьев, – представился он.
– Очень приятно, – сказал Мормон.
– И какое у вас ко мне дело? – Сергей положил локоть правой руки на дверцу, готовый в любую минуту рвануть ее от себя и выпрыгнуть из машины, которая неслышно катилась вниз по улице мимо серых домов.
– Вы, наверное, бывший военный?
– Да. Был когда-то…
– Так вот, – Мормон поправил очки, скрывавшие его глаза, – я хочу предложить вам работу по вашему профилю. Если вы, конечно, справитесь с ней. Где вы служили?
Тон, которым говорил альбинос, как-то звучал по-иному, вызывая на откровенность. Его довольно приятно звучащий баритон, казалось, проникал в самую глубину души.
– Везде.
– А можно точнее?
– ВДВ, Афганистан, потом контракт с Французским Иностранным легионом, затем служба в морской пехоте США, когда янки устроили «Бурю в пустыне».
Мормон только усмехнулся на эти слова.
– Я тоже недолюбливаю правительство этой страны, – сказал он. – Лезут куда не надо, мешают бизнесу. Хотя, заказы бывают разные. И «дядя Сэм», и «рука Москвы», и прочее.
– Опасный у вас бизнес, Мормон, – проговорил Сергей. – Вами ЦРУ еще не заинтересовалось?
Ответом был раскатистый хохот, оборвавшийся также внезапно, как и начался.
– Хм… – с лица Мормона улыбку словно стерли невидимой губкой. – Ну… по-моему, это естественно. Да вы же сами все видели, своими глазами.
– Дела, – озадаченно протянул Артемьев, почесав затылок пятерней.
– Сколько вам надо времени на обдумывание моего предложения? – Водитель как будто ждал этих слов; «Роллс-Ройс» замер на углу улицы, спрятавшись в тени многоэтажного офисного здания.
– Вы меня торопите? – в голосе Сергея прозвучало напряжение.
– Нет, – покачал головой Мормон, – но будет лучше, если вы ответите как можно скорее.
– Дайте мне два дня, – сказал Артемьев. – А как мне вас найти?
– Это не нужно. Мы и так достаточно знаем. – Эти слова обдали Сергея ледяным дыханием смерти, пронзив его до самых костей. Но, с другой стороны, они дали и мало-мальски спасительную надежду, что закончится это прозябание в осточертевшей обывательской жизни, лишенной какого бы то ни было смысла…

Tags: любопытные вещи, репост
Subscribe

  • Рабочая неделька

    Пришлось на неделе 2 раза ездить в офис, ибо отчетность. Сдаем мы ее удаленно через комп, который живет в офисе. 2 раза вырубался интернет,…

  • О жизни и непонятном кино

    Кажется, сидение дома для меня все-таки противопоказано. Я тут совсем дичаю. Если не надо ехать на работу, то стараюсь даже не выходить, а в магазин…

  • (no subject)

    Всю неделю "ношусь" с мамой. Она приехала делать операцию, у нее проблемы с венами. Узнала где-то, что можно сделать бесплатно в каком-то центре на…

promo bulyukina_e february 20, 2020 15:33 13
Buy for 10 tokens
Вчера впервые побывала в Театре Маяковского. Умудрилась не туда вломиться за приглашением. Но пост не об этом. Меня впечатлила архитектура здания. Как только проверяют билеты, надо спуститься в гардероб. Оттуда подняться на этаж, где вход в партер. Он выглядит примерно так же, как гардероб.…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments

  • Рабочая неделька

    Пришлось на неделе 2 раза ездить в офис, ибо отчетность. Сдаем мы ее удаленно через комп, который живет в офисе. 2 раза вырубался интернет,…

  • О жизни и непонятном кино

    Кажется, сидение дома для меня все-таки противопоказано. Я тут совсем дичаю. Если не надо ехать на работу, то стараюсь даже не выходить, а в магазин…

  • (no subject)

    Всю неделю "ношусь" с мамой. Она приехала делать операцию, у нее проблемы с венами. Узнала где-то, что можно сделать бесплатно в каком-то центре на…